2019-12-30

Материальная ответственность судебного пристава

Материальная ответственность судебного пристава
К отношениям по возмещению службе судебных приставов в порядке регресса вреда, причиненного ее сотрудником вследствие ненадлежащего исполнения им своих служебных обязанностей, подлежат применению нормы Трудового кодекса РФ о материальной ответственности работника.

Судебная практика

Как было установлено судом, В. проходил федеральную государственную гражданскую службу в должности судебного пристава-исполнителя управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Краснодарскому краю. Приказом руководителя УФССП по Краснодарскому краю действие служебного контракта с В. было прекращено, он был уволен 20 октября 2014 г. с федеральной государственной службы на основании п. 3 ч. 1 ст. 33 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации” (по инициативе гражданского служащего).
В период исполнения В. служебных обязанностей судебного пристава-исполнителя в его производстве находилось исполнительное производство о взыскании с Общества в пользу индивидуального предпринимателя Г. суммы долга по исполнительному листу арбитражного суда от 20 февраля 2012 г.
Индивидуальный предприниматель Г. обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Российской Федерации в лице ФССП России о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя по исполнению им требований исполнительного листа арбитражного суда.
Вступившим в законную силу постановлением арбитражного суда от 6 августа 2015 г. с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации были взысканы убытки в пользу индивидуального предпринимателя Г.
Данным судебным постановлением была установлена противоправность бездействия судебного пристава-исполнителя В., выразившегося в непринятии мер по розыску и аресту имущества Общества, за счет которого мог быть исполнен судебный акт о взыскании с Общества денежных средств. Это привело к выбытию имущества должника, вследствие чего индивидуальный предприниматель Г. был лишен возможности получить пропорциональное удовлетворение по выданному ему арбитражным судом исполнительному документу. Постановление арбитражного суда от 6 августа 2015 г. было исполнено, Г. платежным поручением была перечислена сумма убытков.
УФССП России по Краснодарскому краю, ссылаясь на положения Федерального закона “О судебных приставах”, Гражданского кодекса РФ, Трудового кодекса РФ, просило взыскать в порядке регресса с В. материальный ущерб, причиненный работником при исполнении им служебных обязанностей.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования УФССП России по Краснодарскому краю к В. о возмещении в порядке регресса материального ущерба, суд первой инстанции сослался на положения ст.ст. 3 и 19 Федерального закона “О судебных приставах”, ст.ст. 1069 и 1081 ГК РФ и исходил из того, что взыскание денежных средств с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации было произведено ввиду ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей государственным гражданским служащим - судебным приставом-исполнителем В. и причинения вследствие этого вреда индивидуальному предпринимателю Г.
Учитывая, что ФССП России был возмещен ущерб, причиненный при исполнении служебных обязанностей В. индивидуальному предпринимателю Г., и у УФССП России по Краснодарскому краю возникло право обратного требования (регресса) к В. о возмещении ущерба, причиненного им при исполнении служебных обязанностей, суд первой инстанции произвел взыскание с В. материального ущерба в полном объеме в размере выплаченного Г. возмещения.
Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 января 2018 г. признала, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на ошибочном толковании и неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, и сделаны с нарушением норм процессуального права в связи со следующим (№ 18-КЕ17-236).
Согласно ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ “О судебных приставах” судебные приставы в своей деятельности руководствуются Конституцией Российской Федерации, указанным Федеральным законом, Федеральным законом “Об исполнительном производстве” и другими федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами.
В силу п. 2 ст. 3 Федерального закона “О судебных приставах” судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе.
В п. 1 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ “О системе государственной службы Российской Федерации” указано, что федеральным государственным служащим является гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.
На основании п. 3 ст. 10 этого Закона нанимателем федерального государственного служащего является Российская Федерация.
В силу п. 4 ст. 10 названного Закона правовое положение (статус) федерального государственного служащего, в том числе ограничения, обязательства, правила служебного поведения, ответственность, а также порядок разрешения конфликта интересов и служебных споров, устанавливаются соответствующим федеральным законом о виде государственной службы.
В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ “О государственной гражданской службе Российской Федерации” представитель нанимателя — руководитель государственного органа, лицо, замещающее государственную должность, либо представитель указанных руководителя или лица, осуществляющие полномочия нанимателя от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации.
На судебных приставов распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом “О противодействии коррупции” и ст.ст. 17, 18 и 20 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации” (п. 4 ст. 3 Федерального закона “О судебных приставах”).
Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации (п. 3 ст. 19 Федерального закона “О судебных приставах”).
В Гражданском кодексе РФ отношения, связанные с возмещением вреда, регулируются нормами главы 59 (“Обязательства вследствие причинения вреда”).
В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
В силу п. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.
Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным ст.ст. 1069 и 1070 названного Кодекса, а также по решениям Европейского Суда по правам человека имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение (п. 31 ст. 1081 ГК РФ).
Из приведенных нормативных положений в их системной взаимосвязи, в частности, следует, что в случае причинения федеральным государственным гражданским служащим при исполнении служебных обязанностей вреда гражданину или юридическому лицу его возмещение производится в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации. Лицо, возместившее вред, причиненный федеральным государственным гражданским служащим при исполнении им служебных обязанностей, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.
Как было установлено судом, вступившим в законную силу постановлением арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2015 г. было произведено взыскание с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации в пользу индивидуального предпринимателя Г. убытков.
Постановление арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2015 г. о взыскании с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации убытков было исполнено, в связи с чем у УФССП России по Краснодарскому краю как представителя нанимателя в служебных отношениях с судебным приставом-исполнителем возникло право обратного требования (регресса) к судебному приставу-исполнителю В., причинившему ущерб нанимателю (работодателю) при исполнении служебных обязанностей.
Вместе с тем в Федеральном законе “О судебных приставах”, Федеральном законе “О государственной гражданской службе Российской Федерации”, Федеральном законе “О системе государственной службы Российской Федерации” не определены основания, порядок и виды материальной ответственности государственных гражданских служащих за ущерб, причиненный нанимателю, в том числе при предъявлении регрессных требований в связи с возмещением вреда.
Статьей 73 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации” предусмотрено, что федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной этим Федеральным законом.
Так, нормы трудового права, регулирующие служебные отношения с гражданскими служащими в органах Федеральной службы судебных приставов, содержатся в Отраслевых соглашениях, заключенных директором Федеральной службы судебных приставов — главным судебным приставом РФ и председателем профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания РФ.
В соответствии с п. 2.1 Отраслевого соглашения по центральному аппарату и территориальным органам Федеральной службы судебных приставов на 2012-2014 гг., заключенного директором Федеральной службы судебных приставов - главным судебным приставом РФ и председателем профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания РФ 23 декабря 2011 г., действовавшего с 1 января 2012 г. по 31 декабря 2014 г., служебные отношения с гражданскими служащими в органах Федеральной службы судебных приставов регулируются Федеральным законом “О государственной гражданской службе Российской Федерации”, а в части, не урегулированной указанным Федеральным законом, — федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, содержащими нормы трудового права. Трудовые отношения работников в организациях системы Федеральной службы судебных приставов регулируются Трудовым кодексом РФ, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, содержащими нормы трудового права.
Пункт 2.1 такого же содержания имеется как в Отраслевом соглашении по центральному аппарату и территориальным органам Федеральной службы судебных приставов на 2015—2017 гг., так и в Отраслевом соглашении по центральному аппарату и территориальным органам Федеральной службы судебных приставов на 2018—2020 гг., заключенных директором Федеральной службы судебных приставов — главным судебным приставом РФ и председателем профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания РФ соответственно 28 января 2015 г. и 1 ноября 2017 г.
По смыслу изложенных выше нормативных положений и с учетом того, что Федеральным законом “О судебных приставах”, а также Федеральным законом “О государственной гражданской службе Российской Федерации” не определены основание и порядок привлечения государственного гражданского служащего к материальной ответственности за причиненный им при исполнении служебных обязанностей вред и виды (размер) этой ответственности, к спорным отношениям по возмещению в порядке регресса УФССП России по Краснодарскому краю вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем отдела В. вследствие ненадлежащего исполнения им своих служебных обязанностей, подлежат применению нормы Трудового кодекса РФ о материальной ответственности работника.
Статьей 238 ТК РФ установлено, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
Материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (ст. 239 ТК РФ).
Статьей 241 ТК РФ определено, что за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Кодексом или иными федеральными законами.
Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных Кодексом или иными федеральными законами (ч. 2 ст. 242 ТК РФ).
Из приведенных нормативных положений следует, что основным видом материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, является ограниченная материальная ответственность. Она заключается в обязанности работника возместить причиненный работодателю прямой действительный ущерб, но не свыше установленного законом максимального предела, определяемого в соотношении с размером получаемой им заработной платы. Таким максимальным пределом является средний месячный заработок работника. Применение ограниченной материальной ответственности работника в пределах его среднего месячного заработка означает, что, если размер ущерба превышает среднемесячный заработок работника, он обязан возместить только ту его часть, которая равна его среднему месячному заработку. Правило об ограниченной материальной ответственности работника в пределах его среднего месячного заработка применяется во всех случаях, кроме тех, в отношении которых Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом прямо установлена более высокая материальная ответственность работника, в частности полная материальная ответственность.
Согласно ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях: 1) когда в соответствии с этим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; 2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу; 3) умышленного причинения ущерба; 4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; 5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда; 6) причинения ущерба в результате административного правонарушения, если таковое установлено соответствующим государственным органом; 7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами; 8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.
Как разъяснено в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 “О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю”, при рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном размере работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что в соответствии с Трудовым кодексом РФ либо иными федеральными законами работник может быть привлечен к ответственности в полном размере причиненного ущерба и на время его причинения достиг восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев умышленного причинения ущерба либо причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, либо если ущерб причинен в результате совершения преступления или административного проступка, когда работник может быть привлечен к полной материальной ответственности до достижения восемнадцатилетнего возраста (ст. 242 ТК РФ).
Между тем предусмотренных Трудовым кодексом РФ либо иными федеральными законами оснований для возложения на В. материальной ответственности в полном размере при рассмотрении дела судом установлено не было.
При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции со ссылкой на положения ст.ст. 3 и 19 Федерального закона “О судебных приставах”, ст.ст. 1069 и 1081 ГК РФ о наличии оснований для взыскания с В. вследствие ненадлежащего исполнения им как государственным гражданским служащим — судебным приставом-исполнителем своих служебных обязанностей в порядке регресса материального ущерба в полном объеме в размере выплаченного возмещения не может быть признан правомерным, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права.
Вследствие неустановления действительных правоотношений сторон судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела не были применены положения ст. 241 ТК РФ об ограниченной материальной ответственности работника (в данном случае судебного пристава-исполнителя) в пределах его среднего месячного заработка (денежного довольствия), а также ст. 250 ТК РФ, согласно которой орган по рассмотрению трудовых споров может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника.
Размер среднего месячного заработка (денежного довольствия) В., а также обстоятельства, связанные с личностью В., его материальным и семейным положением, судами первой и апелляционной инстанций не выяснялись, в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст. 196 ГПК РФ эти обстоятельства не были определены в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки судов.
Ввиду изложенного Судебная коллегия отменила вынесенные по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Комментариев нет:

Отправить комментарий